Тест-драйв авиационного тягача: Перетяжка ценностей

«Прикрой, атакую!» — кричал я, закладывая вираж на 45-тонной машине. На хвосте у меня висел «Фоккер»...

Конечно, я все это придумал, не было никакого «Фоккера». Даже «Боинга» не было. Доверив мне машину стоимостью 300 тысяч евро, работники аэропорта Домодедово оказались достаточно разумными для того, чтобы избавить меня от необходимости тащить птичку стоимостью 60 миллионов долларов. Потому что... Я вам так скажу: если нажать специальную кнопку на панели, все колеса поворачиваются в диагональ и машина начинает ехать боком! На полном ходу и полном газу — боком! Чума! И весь этот драйв называется «авиационный тягач».

Движение боком для этой машины не самоцель: используется редко, для маневра в очень ограниченном пространстве. Или для исправления ошибок: водитель должен тянуть самолет по ниточкам разметки, вдевать его в угольное ушко стационарного трапа. Ошибся — ставь колеса в диагональ. Можешь по-другому: передние прямо, задние боком. Или наоборот. Каждое колесо поворачивает огромная рука гидроцилиндра, которым управляет компьютер. У человека в руках лишь джойстик, замаскированный под привычный руль.

Если полагаться на собственные ощущения, становится ясно: Schopf произошел от интимной близости «БеЛАЗа» и болида Формулы-1. Потому что рулится 45-тонный авиатягач Schopf F396C так, словно весит он 45 килограммов, а в техпаспорте написано «карт категории «Юниор»». Резкий поворот руля — и без запаздываний и кренов, как и подобает Формуле, тягач заходит в поворот. Предельная скорость в повороте находится далеко за пределами возможностей двигателя и трансмиссии. Хотя я бы не назвал их слабыми.

«Газу, газу!» — и Schopf выстреливает с места так, будто не он тащит, а его тащат на взлетную полосу и на первых секундах взлета он набирает заветные 300 километров в час. Не наберет: «максималка» всего 33 километра в час, но достигает Schopf ее практически моментально, одним сильным нажатием на педаль газа и несколькими рывками «автомата». Водитель может выбирать передачи вручную, но в большинстве случаев от него требуется только одно: рулить. Все остальное Schopf делает сам, даже стыковку с самолетом. Выходить из кабины не нужно: знай крути невесомый руль. Я его специально мизинцем пробовал — легко! Если запутаешься «в руле», забудешь, в какую сторону повернуты колеса, — просто нажми на кнопку. И колеса выровняются.

Агрегаты этому шкафчику достались от грузовика. Мощность двигателя Deutz не назовешь высокой: 330 кВт, это около 450 лошадиных сил. Но тянет! Все дело в грамотно подобранных числах шести передач трансмиссии и полном приводе с блокировками. Как мечта джипера, тягач обладает 250-миллиметровым дорожным просветом и специальными гидравлическими «лапами», позволяющими вывешивать кузов.

Если продолжать упиваться цифрами, предлагаю опрокинуть бокал трансмиссионого масла объемом 38 литров, запить его бачком гидросистемы на 250 литров и занюхать десятиатмосферным давлением в шинах. Покажется мало — можно будет закусить 45-тонной снаряженной массой, которая легко «догоняется» балластным гарниром до 70 тонн. Зачем? Иначе 600-тонный самолет по гладкому перрону с места не сдвинешь — колеса проскальзывают... По словам специалистов, в мире нет самолета, который не утянет Schopf.

«Руслан? Тягали, знаем! «Боинг-747»? Вы бы еще «кукурузником» напугали» — голос механика-водителя отдает бравадой Человека-паука. «Барахлит сей чудо-агрегат?» — спрашиваю я у него. «Никак нет! — чеканит он в ответ. — Железо в колесных арках в два пальца толщиной, трансмиссия не ломается, подвески практически нет — только рессоры спереди, поэтому работаем без поломок! — докладывает он, но потом чуть-чуть тушуется и говорит: — Только электроника глючит. Видели большой ящик в салоне? Вот его периодически приходится перезагружать. Но лучше так, чем под старьем валяться». В роли старья на аэродроме выступают «БеЛАЗы», силы в которых поменьше: не каждый самолет им по зубам. А пол-России до сих пор пользуется «КРАЗами».

Но даже в мечтах конструкторов никто из них не ездит, как этот Schopf. Тягач, что был у нас на тесте, — Rolls-Royce в среде подобных. Кроме разгонной динамики, наповал сражают и тормоза. Чуть нажал — Schopf останавливается, как с разбега об стену. С грузом за спиной получается намного плавнее. Для того чтобы буксировать самолеты, академий кончать не надо. «Грузовая» категория в «правах» плюс желание учиться — и вы сразу без курсов и тренажеров попадете в кабину тягача. Правда, только на пассажирское место: учиться. Кабина у машины лифтового принципа действия поднимается метра на полтора для лучшей обзорности. На деле это означает еще больше драйва! Потому что когда пишешь виражи в полуметре от асфальта — это одно дело. У 45-тонного жирафа на шее — совсем другое.

Страшное, непривычное и ужасно напрягающее техперсонал. «Одно колесо стоит 2 тысячи евро!» — вот что я читал в глазах аэродромного завхоза. Он меня не понимал. Особенно когда я — боком!

Scriptio: Дмитрий Новицкий.