Ники Лауда: У нас много поводов для беспокойства

Остается чуть больше недели до начала зимних тестов, и в Mercedes напряженно работают, чтобы сохранить прошлогоднее преимущество над соперниками. Неисполнительный директор Mercedes Ники Лауда регулярно посещает базу команды, чтобы проследить за подготовкой к сезону. В интервью Speedweek он рассказал об ожиданиях, связанных с чемпионатом 2015 года, и о том, что его не устраивает в современной Формуле-1.

Вопрос: Чем занимался неисполнительный директор Mercedes AMG зимой?

Ники Лауда: Я каждый день поддерживаю контакт с командой. Минимум три раза в неделю я общаюсь с руководителем Mercedes Motorsport Тото Вольффом, техническим директором Падди Лоу, главным мотористом Энди Кауэллом и так далее. Кроме того, раз в неделю летаю в Великобританию на базу команды.

Вопрос: Как идет подготовка?

Ники Лауда: В Брэкли все чувствуют прессинг. У нас много поводов для беспокойства. Больше всего меня волнует тот факт, что в отличие от прошлогодних тестов в Бахрейне, в этом году нет тестов в жарких условиях. В феврале в Испании слишком низкая температура, а затем мы отправляемся в жаркий Мельбурн. Я не понимаю, в чём логика такого графика.

Вопрос: Удастся ли Mercedes сохранить свое прошлогоднее преимущество?

Ники Лауда: У нас всегда хорошие позиции. Кроме того, как и все остальные, мы стараемся прогрессировать. Но готов повториться: выводы о расстановке сил можно будет делать только спустя три гонки.

Вопрос: Получив разрешение FIA, соперники будут дорабатывать моторы...

Ники Лауда: Силовая установка делится на 69 модулей, программа модернизации ограничена 32 условными баллами, это 48%, а затем моторист должен предоставить всё в FIA. Сейчас новичок, т. е. Honda, хочет получить такие же возможности, что и остальные автопроизводители (Mercedes, Ferrari и Renault) — насколько я понимаю, они рассчитывают на честную конкуренцию.

В правилах есть «серая зона», которую мы недавно выявили. Кто и сколько баллов уже израсходовал, знают только инженеры FIA. В следующем году доработка мотора будет еще более ограничена из соображений сокращения расходов.

Вопрос: Тогда встает вопрос: вы довольны ситуацией в Формуле-1 и регламентом? 18 машин — это достаточно для начала сезона?

Ники Лауда: 18 машин вполне достаточно. Когда допущены просчёты в экономическом развитии, никакие проблемы с бюджетом решить не получится. Все, кто сейчас участвует в Формуле-1, знают, что на сезон надо, по меньшей мере, 100 миллионов евро. Для крупных команд эта цифра увеличивается в два раза. Тот, кто начинает с 40 или 60 миллионами, не может выжить. Все просто. Но у Формулы-1 есть другая серьезная проблема.

Вопрос: Какая?

Ники Лауда: Сейчас есть более серьезный повод для беспокойства — это перемены в правилах в 2017 году. Сейчас технологии позволяют любому молодому гонщику из Формулы-3 или GP2 сразу же оказаться быстрым за рулем машины Формулы-1, избегая серьезного риска. Раньше пилоты с трудом справлялись со скоростью и нагрузками, а также знали, что может произойти, когда вы едете на скорости 300 км/ч. Сейчас в плане пилотажа Формула-1 практически не отличается от обычной машины.

Я хочу, чтобы гоночная машина будущего производила бы неизгладимое впечатление: 1200 л. с., более широкие шины, иная аэродинамика... Формула-1 должна снова стать более быстрой и сложной, как прежде. Я знаю, что риск возрастёт. Гибридные технологии должны остаться, но мы должны поскорее увеличить мощность за счет большего размера баков и более высокого расхода топлива. Скорости тоже должны быть выше. Что мне, как и многим другим, не нравится, так это поведение машин на торможении, а также тот факт, что пилотировать Формулу-1 может тинэйджер, у которого даже нет прав. Если так будет продолжаться, то интерес к чемпионату пропадет.

Вопрос: Правильно ли, что за все коммерческие вопросы в Формуле-1 по-прежнему отвечает Берни Экклстоун?

Ники Лауда: Пока он всё делает правильно и старается повысить зрелищность гонок.

Вопрос: Есть ли какие-либо проблемы с продлением контракта с Льюисом Хэмилтоном на 2016-й и последующие годы? Он пытается добиться более высоких гонораров, став двукратным чемпионом мира?

Ники Лауда: Никаких проблем. Зимой Льюис отдыхал в Америке, и никакой спешки нет. Обе стороны, и он, и мы, хотят продолжить сотрудничество, и мы его продолжим. Тото Вольфф полностью контролирует ситуацию.

Вопросv: Каким будет соперничество на трассах чемпионата в 2015 году, когда Алонсо будет выступать за McLaren, а Феттель — за Ferrari, и чего добьётся Red Bull Racing?

Ники Лауда: Я могу понять причины, которыми руководствовался Себастьян, переходя в другую команду: ему нужна новая мотивация, и он готов принять этот вызов, чтобы добиться успехов вместе с Ferrari. Но он понимает, что здесь есть определённый риск. Renault будет улучшать свою силовую установку, а Эдриан Ньюи, руководитель технического департамента Red Bull, знает, как нужно строить хорошие машины, так что они смогут отыграть отставание от нас, но вопрос в том, насколько? Что касается Ferrari, то я не знаю, какого прогресса можно ожидать. Если говорить о McLaren-Honda, то посмотрим, насколько сложным окажется для них этот первый сезон.

Вопрос: Президент Ferrari Серджио Маркионне назначил руководителем Скудерии Маурицио Арривабене, специалиста в области маркетинга, а не инженера — можно ли считать это разумным шагом?

Ники Лауда: Я не буду это комментировать, но Маркионне в него верит. В любом случае, всё измеряется только успехом...

Scriptio: Татьяна Бельская.