60 лет крылатому Мерседесу

Название этого спортивного купе частенько переводят как «Крылья чайки», хотя в английском слове Gullwing крыло всего одно. В эти дни исполняется ровно 60 лет триумфальной премьере легендарного Mercedes-Benz 300SL на Нью-Йоркском международном автосалоне 1954 года.

На выставке старинных автомобилей «Олдтаймер-Галерея», которая состоится 7-10 марта 2014 в КВЦ «Сокольники», юбилею MB 300SL будет посвящена отдельная экспозиция с большим количеством интересных документов, уникальных фотоматериалов, редких предметов и, конечно же, главным героем и «виновником торжества» — роскошным Mercedes-Gullwing.

Фантастическое творение немецких инженеров продвигал на американском рынке пронырливый нью-йоркский дилер Максимиллиан Эдвин Хофман или просто «Макси». Он владел крупной дилерской конторой, предлагавшей тамошним снобам машины европейских марок. Почему снобам? Да потому, что нормальный американец, вскормленный «кока-колой», ни за что на свете не купил бы тесную, без сервоприводов и «кондиншн», модель малознакомой марки. Корпорации царствовали на рынке.

Меж тем, европейских машин в США в то время везли немало — от штучных экземпляров итальянских кузовных ателье до Citroen 2CV. Однако для успеха европейских автомобилей требовался особый подход — и это Хофман понял одним из первых. «Макси» был типичным дистрибутором своего времени — по американской манере ногой открывавший двери в кабинеты начальников в Штутгарте с абсолютной убеждённостью, что только ему одному ведомо, что нужно покупателю.
«Макси» успевал все понемногу: участвовал в соревнованиях, был на дружеской ноге с конструкторами, умел очаровать напомаженных девиц в норковых манто.

В тот момент едва в США кто-нибудь произносил: «Mercedes-Benz», в ответ слышал про Гитлера. Хофман таскал каштаны из огня. Чтобы продать машину за $6820, требовался Голливуд. Бинг Кросби, Мэрилин Монро, Жа-Жа Габор, Эдди Фишер, Дон Уилсон... И дело очень быстро наладилось. Начав с территории восточнее Миссисипи, Mercedes-Benz Distributors, Inc. постепенно выторговала себе исключительные права до Аляски включительно.

Надо ли подчёркивать, насколько этот рынок был важен для Штутгарта? Все деньги мира хранились в Америке. Для Хофмана же важно было продать. Ключом к успеху он выбрал спортивные машины — их американские компании делать совсем не умели, и именно его коммерческому обязана слава спортивных «мерседесов». Он врывался в КБ и заявлял: делайте такую машину! И рождался 300SL.