Тест-драйв снегоболотохода Пелец-Транспортёр: спасти и уплыть

Плох тот российский производитель, который не мечтает выйти на экспортные рынки. У авторов вездехода Пелец это получилось! Сверхлёгкие машины закупают спасатели не только российские, но и европейские — просто потому что прямых аналогов нет.

Помните, у Стругацких, в «Обитаемом острове»: «Прямо на траве были установлены громадные раструбы громкоговорителей, бархатный магнитофонный бас вещал: «Там, за гребнем лощины, коварный враг. Только вперёд. Только вперёд. Рычаги на себя и — вперёд. На врага...»?

Эх, сразу понятно, что ни Аркадий Натанович, ни Борис Натанович ни разу гусеничную машину не водили. Потому что если потянуть оба рычага на себя — она остановится, как вкопанная! А чтобы рвануть вперёд, рычаги вообще трогать не нужно. Нужно просто от души нажать на газ... И это относится ко всем гусеничным машинам с традиционным управлением, в том числе и к шестиместному лёгкому снегоболотоходу Пелец-Транспортер.

Размер имеет значение

В линейке снегоболотоходов Пелец модель Транспортёр занимает особое место. Потому что двухместный Мини и четырехместный Круизер покупают в основном в личную собственность, а вот главными заказчиками Транспортёра стали компании и госструктуры. Это ещё раз подтверждает наличие реальной потребности в гусеничной технике лёгкого класса, и то, что такая нужда возникла отнюдь не вчера.

В статье, посвящённой младшему члену семьи вездеходов Пелец, двухместному Мини II, я уже слегка коснулся истории разработок такой техники в СССР. Рискну предположить, что тот факт, что ни одна из весьма удачных моделей так и не встала на конвейер, объясняется тем, что все гусеничные вездеходы в Советском Союзе считались техникой двойного назначения.

Вопрос о запуске тех или иных образцов в серийное производство во многом определялся мнением военных, а у них лёгкие вездеходы никакого интереса не вызывали. Кстати, я не очень понимаю логику такого равнодушия.

Читать далее на сайте kolesa.ru