«Москвичи» — рекордсмены: суперкары из СССР

В Советском Союзе не делали спортивных машин для обычных людей. Другое дело автогонки — здесь талант наших конструкторов раскрывался в полную силу и из обычного «Москвича» они могли сделать настоящий суперкар.

Сразу после окончания Великой Отечественной войны начал возрождаться и отечественный автоспорт. Так, уже в 1946 году в Москве прошли первые соревнования на экономию топлива, а вслед за ними стартовали и гонки на скорость. И весьма показателен тот факт, что возрождался автоспорт не только из-за наличия в СССР энтузиастов этого направления, а во многом благодаря поддержке автомобильных заводов. И в этом нет ничего удивительного, ибо узлы и агрегаты, испытанные в жестких условиях гонок, вполне могли стать надежными комплектующими для серийных моделей. И не случайно идеологами спортивного направления на крупнейших автомобильных заводах СССР зачастую становились их руководители. Примером подобного сценария может стать история создания в экспериментальном цехе Московского завода малолитражных автомобилей спортивных моделей «Москвич» Г-1-405 и Г-2-405.

В 1949 году главным конструктором МЗМА стал Александр Андронов, человек, любящий и пропагандирующий автомобильный спорт. Подобрался и соответствующий коллектив единомышленников, среди которых были начальник экспериментального цеха (в 1958 году ставший заместителем главного конструктора) Игорь Гладилин и моторист Игорь Окунев. И в 1955 году под руководством Игоря Гладилина был построен гоночный автомобиль «Москвич» Г-1-405 с лонжеронной рамой из 89-миллиметровых труб, алюминиевым кузовом (с лобовой площадью всего 0,65 м2 ) и открытыми колесами. В шасси были использованы серийные элементы 401-го «Москвича»: передняя независимая подвеска и задний мост с продольными листовыми полуэллиптическими рессорами. В качестве силового агрегата — 4-цилиндровый экспериментальный форсированный 405-й мотор с объемом 1097 см3, выдававший 70 л. с.

Читать далее тут >>>