Берни Экклстоун дал обещание уйти на пенсию в 100 лет

В недавнем интервью гоночный директор FIA Чарли Уайтинг, давний друг Берни Экклстоуна, под началом которого несколько десятилетий назад он начинал карьеру в команде Brabham, сказал: «Люди не могут работать вечно — только Берни может!»

Глава менеджмента Формулы-1 развил эту тему на страницах лондонской газеты The Daily Mail. Рассказывая о его взаимоотношениях с руководством фонда CVC Capital Partners, контролирующего экономику чемпионата мира, Экклстоун заявил: «Дональд Маккензи (глава CVC) доволен моей работой. Но его беспокоит, что делать, если меня не будет. Если я умру или убегу, ему, разумеется, придется решать проблему преемника.

Я сказал, что надо действовать по-другому. Если бы не было меня, то всем управлял бы не один человек, а, скорее, группа. Когда мне исполнится 100 лет, я точно выйду в отставку. Не знаю, кто должен взять на себя эту работу — если честно, нет такого человека, которого я бы так сильно не любил, что пожелал бы ему этим заняться».

В том же интервью он коснулся еще нескольких тем, в частности недавнего процесса над бывшим немецким банкиром Герхардом Грибковски. Отвечая на вопрос, опасается ли он судебного преследования, Экклстоун сказал: «Нет, я не имею к этому делу никакого отношения. Мои адвокаты сказали, что нам не следует это обсуждать. В конце концов, я приезжал на процесс в качестве свидетеля. Но там был еще 41 свидетель. Дело не доведено до конца, потому что Грибковски подал апелляцию.

Я не сделал ничего предосудительного, абсолютно. Никому не давал взяток. И на суде я сказал, что готов снова быть свидетелем».

Кроме того, глава менеджмента Формулы-1 говорил и о своих личных делах, в частности, подтвердил, что дата свадебной церемонии, в ходе которой он намерен узаконить свои отношения с Фабианой Флози, еще не назначена: «Мы еще не определились с датой. Будет ли свадьба роскошной? Я стараюсь подыскать для этого подходящее место, искал везде, не только в Лондоне, какой-нибудь приятный ресторан, в котором не так много людей, чтобы там был столик только на двоих. Это будет скромная свадьба».